Пчеловод из Шумилинского района поделился секретами «клеймирования», обелорусивания немок и разведения новых видов

АЛЕСЯ ПУШНЯКОВА

Чтобы знать, в каком году и месяце выращена и пущена в новый улей пчелиная матка, пчеловод и селекционер из деревни Сиротино Шумилинского района Михаил Канцевич каждой полосатой королеве приклеивает на спинку яркую метку с номером, для чего необходимо проявить чудеса сноровки. Пенсионер поделился с читателями «ВВ» секретами «клеймирования», обелорусивания немок и нидерландок, разведения новых видов.

Укус укусу рознь 

Михаил Сергеевич перед экскурсией и беседой на свежем воздухе выдал нам, гостям его пасеки, амуницию – защитные костюмы и маски-сетки, а сам даже не подумал закрываться от своих жалящих подопечных.

– Они ручные, – пояснил он.

Но нам как-то не верилось, ведь все знают, как яростно пчела способна защищать свой улей от вторжения, и как рой сообща бросается на человека, чтобы отогнать от домика с медом.

– Доказано, что ни один пчеловод не заболел коронавирусом, – сообщил Михаил Канцевич. – Все потому, что пчелиный яд в крови преобразуется в мощный антиоксидант, и организм становится устойчивым ко многим бактериям и вирусам. Если нет аллергии, то терапия пчелиными укусами – первейшая профилактика болезней.

Мне сразу вспомнился фильм «Белые Росы», где главного героя, которому от боли в пояснице не помог горячий кирпич, именно так и лечили – укусами этих удивительных насекомых.

Передается по наследству 

Сейчас у Михаила Сергеевича более 80 пчелосемей, за 41 год это увлечение стало профессиональным занятием. Пасеки были у его деда и прадеда, плюс еще у нескольких поколений – лет на сто назад. Тогда пчелы обитали в колодах, установленных в лесу. В какое-то время один из потомственных пчеловодов перестал присматривать за пасекой, и она пропала. Но возобновилась затем уже в том виде, который привычен для нас – с деревянными домиками на приусадебном участке.

Сам Михаил Канцевич до поры до времени и не думал уделять внимание этому интересному делу, но стоило поставить первые ульи, как вернулось ощущение чего-то близкого, родного. Когда-то пасечник еще увлекался рыболовством и охотой, но медовый бизнес вскоре занял главенствующее место в числе занятий.

Жилье со всеми удобствами 

Каждой семье – по благоустроенному жилью: такова программа заботы о насекомых-медосборщиках Михаила Канцевича. Летом между крышей и рамами с сотами лежит кусок полиэтилена, зимой добавляется прослойка из ватного одеяла. Как правило, в мороз все насекомые собираются в центре улья, подальше от стен, которые тем не менее почти не промерзают. Этой теплой зимой, например, крылатые труженицы чувствовали себя вполне комфортно.

– А как далеко они летят за пыльцой? – спрашиваю у Михаила Сергеевича.

– Пчеловод обязан сам позаботиться о растениях-медоносах, – убежден он, – чтобы насекомые не тратили энергию на сбор пыльцы за несколько километров от пасеки.

На участке и вокруг него Михаил Сергеевич и его супруга высадили акации, цветы, даже, казалось бы, неприглядные колючки, которые на деле являются хорошими медоносами. Особенно удивило меня, что среди подходящих растений оказались дубы.

Кроме насыщения ближайшего к пасеке окружения медоносами, также необходимо позаботиться и о питье пчел.

– Пчеле нужна вода, и если рядом ее нет, то она может напиться из лужи, даже из туалета, а это вредно и для нее, и для меда, который находится в улье, – рассказал Михаил Канцевич.

Именно поэтому он обустроил для полосатых трудяг поилку: над наклоненной доской, где зигзагом прибиты брусочки, установил канистру с краном, который постоянно приоткрыт, чтобы из него капала жидкость и волнообразно стекала вниз.

– В жару вся доска облеплена пчелами, – отметил хозяин, – тогда приоткрываю кран побольше и чаще наливаю воду в канистру.

Цвет клейма – синий 

Как правило, пчеломатка работает в одном улье год, потом пчеловод ее изымает. Михаил Сергеевич убирает на зиму старую представительницу королевской семьи и подселяет молодую. Чтобы не запутаться, где нужно менять «главу клана» полосатых, все записывает в тетрадь. Это своего рода досье на королеву всея улья, где видно, которая показала себя молодцом и можно ли оставлять ее в своем королевстве.

Выращенную в собственном питомнике пчелиную матку перед тем, как выпускать к новым подданным, Михаил Канцевич награждает особым знаком отличия: маленькой заметной меткой, которую клеит на спинку. Чтобы юркая предводительница пчел не ускользнула во время «коронации», он прижимает ее к столу… сетчатой резкой для яиц. При этом старается не повредить крылышки и лапки. Обездвиженному насекомому сперва надо нанести каплю клея, а потом прикрепить крохотный яркий кружок с номером – почти ювелирная работа.

К слову, такие номерки пчеловоды приобретают специально, каждому году соответствует свой цвет. У пчел нынче цвет настроения – синий.

Воспитание царской особы 

Михаил Канцевич обкуривает дымом улей, чтобы показать, как тот устроен.

– Знаете, почему используют дым для того, чтобы забрать мед или проверить, наполнены ли соты? – задал нам хозяин пасеки вопрос с подвохом. – Пчеловод – древнейшая профессия, что бы там ни говорили о других. Когда первобытный человек попробовал мед, он задался целью получать его постоянно. Для этого он воспользовался огнем и дымом. За многие тысячелетия у пчелы выработался инстинкт: как только чует запах дыма, набирает в себя побольше меда и летит на новое место, обустраивается, а мед складывает в быстро сооруженные импровизированные соты. При этом если насекомые остаются в улье, то они не могут ужалить человека, так как становятся неповоротливы из-за набранной порции. Однако дымом часто пользоваться нельзя, иначе домашние пчелы снимутся с места и облюбуют себе какое-нибудь дупло в лесу.

Так и представила, как медосборщики подают сигнал тревоги: «Срочная эвакуация, первыми улей покидают женщины и дети! Берем только самое необходимое – мед для питания на первое время».

Вот пасечник показывает нам пчелиную семью. Среди суетящихся трудяг выделяется одна крупная, не сразу, но можно заметить клеймо на ее спине.

– Новые виды нужно выводить для того, чтобы меда было больше, иначе поколение вырождается и работает менее усердно, – поясняет пенсионер.

Он не только приобретает, но и продает своих пчел. Когда отправляет крылатую королеву на новое место жительства, семья остается без главы клана, и рабочие пчелы начинают сами выращивать матку. Михаил Сергеевич ставит так называемую прививочную рамку, куда насекомые помещают несколько яиц, кормят их по-особому, и если не изъять вовремя лишних, то после вылупления первой и самой большой остальных уничтожают.

Пасечник же оставляет на прививочной рамке в свободном доступе одну, а других закрывает пластиковым коробом – верхней частью одноразового шприца. Когда сформированная особь оказывается в отдельной прозрачной комнатке, он изымает ее из улья и относит в инкубатор, где доращивает при определенной температуре, а затем выпускает в новую семью.

Трудягам тут место! 

Михаил Сергеевич занимается пчеловодством основательно: не просто присматривает за медосборщиками, но и проводит селекцию. Заказывает насекомых из Германии, Нидерландов (к слову, цена одной достигает 240 евро), а также у отечественных пчеловодов из Чашник, Витебска. Полосатых трудяг доставляют по почте в специальных контейнерах с отверстиями для воздуха, через которые пчелы не могут вылезти на волю. На шумилинской земле крылатые иностранки чувствуют себя как дома. Они скрещиваются с другими видами, а потом пчеловод наблюдает, насколько плодовита королева, трудолюбиво ее потомство и много ль меда выдает семья.

Когда рачительный хозяин показывал свои угодья, обратил наше внимание, как рабочие пчелы выгоняли из улья трутня. Так, готовясь к зиме, они избавляются от лишних едоков, а выполнивший одну из своих важных функций – оплодотворение отложенных маткой яиц – самец становится обузой, поскольку не собирает меда для личинок. К сожалению, оказавшись на вольных травах, неспособный к работе трутень погибает. Бывает, чтобы отвадить трутня от улья, пчелы обрезают ему крылья и лапки, что, конечно, тоже ведет к гибели особи, но таков суровый естественный отбор в пчелином царстве.

Насыщенный кислородом продукт 

В семье Канцевичей мед едят все. Причем в пищу идет и перга, которая славится высоким содержанием белка. В ее составе также амино- и жирные кислоты, моносахариды, каротиноиды, целый комплекс витаминов, макро- и микроэлементы и другие полезные для организма вещества. Кроме того, она считается неаллергенной в отличие от меда, и ее желательно принимать по утрам натощак. Внешне напоминает ржаные отруби и имеет кисловатый вкус.

Кроме обычного, Михаил Сергеевич изготавливает и крем-мед. По виду он похож на тот, что уже загустел и засахарился, но это не так. Емкость со свежим медом пчеловод помещает в специальный аппарат, где происходит взбивание и насыщение кислородом. Так что, по сути, крем – такой же мед, только с большим содержанием мельчайших пузырьков. Он хорошо хранится, и его консистенция остается точно такой же, как и после взбивания.

Фото Алеси ПУШНЯКОВОЙ.

https://vitvesti.by/obshestvo/pchelovod-iz-shumilinskogo-raiona-podelilsia-sekretami-kleimirovaniia-obelorusivaniia-nemok-i-razvedeniia-novykh-vidov.html

 

Подписаться на новости